• Вадим Дроздов

Лебединая песня Изенберга


Памятник «Стерегущему». Скульптор К. В. Изенберг, архитектор А. И. фон Гоген, литейщик В. З. Гаврилов, 1911 г

Триумфальное открытие памятника миноносцу «Стерегущий» в Александровском парке Петербурга в 1911 году стало кульминационным моментом жизни его автора – скульптора К. В. Изенберга. Прошло всего три месяца, и мастера не стало.


Знаменитый памятник увековечивает подвиг экипажа русского миноносца, который 26 февраля (10 марта) 1904 года погиб в неравном бою с японскими кораблями. В то утро, возвращаясь из ночной разведки, миноносцы «Стерегущий» и «Решительный» столкнулись с превосходящими их по численности и огневой мощи кораблями противника. «Решительному» удалось прорваться в Порт-Артур и доставить разведданные, а «Стерегущий», у которого снаряд противника повредил котлы, вынужденно принял бой с четырьмя вражескими миноносцами, которых затем поддержали еще два японских крейсера.


Русский корабль оказался под шквалистым огнем артиллерии противника. Но экипаж не сдался, продолжая отбиваться от врага из своих четырех орудий. Смертельно раненый командир миноносца Александр Сергеев, лежа на палубе и истекая кровью, до последней минуты жизни продолжал руководить кораблем. После него командирскую эстафету подхватил лейтенант Николай Головизнин, который тоже вскоре погиб. Затем кораблем командовали до своей кончины вахтенный начальник мичман Константин Кудревич и младший инженер-механик Владимир Анастасов. Орудия «Стерегущего» замолчали только тогда, когда из них некому было стрелять, а сами они были разбиты.


Пришедший на двух крейсерах на выручку русским морякам вице-адмирал С. О. Макаров помочь им уже не смог: на его глазах «Стерегущий» ушел под воду. Позже выяснилось, что из всего экипажа – 4 офицеров и 48 нижних чинов - этот бой пережили только 4 матроса, которых подобрали японские корабли.


Примечательно, что первыми историю гибели «Стерегущего» подробно осветили не российские, а европейские газеты. При этом британская «Таймс», рассказывая о неравном морском сражении, указала, что в финале схватки русские моряки открыли кингстоны и затопили корабль, чтобы тот не достался врагу. Информацию подхватили российские газеты, и она стала широко известна на родине героев.


Идея увековечить подвиг «Стерегущего», поставив памятник в Петербурге, родилась через четыре года. К тому времени наша страна только стала отходить от катастрофы Русско-японской войны и еще восстанавливалась после катаклизмов первой русской революции. Предложение по установке памятника героическим морякам «Стерегущего» было поддержано Николаем II. Реализацию проекта поручили скульптору Изенбергу, который и являлся инициатором создания памятника.


Константин Вильгельмович Изенберг (в адаптированном варианте его отчество часто указывалось как Васильевич) был разносторонне одарённой творческой личностью. Он занимался не только скульптурой, но и живописью, оформлял театральные спектакли. Виртуозно работая в технике акварели, рисовал виньетки для журналов, иллюстрировал художественные издания русских классиков – Пушкина, Лермонтова.

Мастерская К. В. Изенберга

Современники характеризовали Изенберга как человека «в высшей степени отзывчивого». Скульптор часто работал бесплатно, участвуя в благотворительных акциях, и всегда «отдавался этому делу с энергией и любовью».

Примечательно, что общественные проекты Изенберга иногда оказывались для него накладными и даже разорительными. Так, при организации выставки картин русских художников в Лондоне, он потерял значительную часть личных сбережений, которые накапливал в течение нескольких лет.


За работу над памятником «Стерегущему» Изенберг взялся совместно с архитектором А. И. фон Гогеном. В ту пору их творческий тандем успешно трудился над монументом «Питомцам Академии Генерального штаба, павшим при исполнении служебного долга», который в 1909 году украсил парадный двор академии на Суворовском, 32.

Памятник «Питомцам Академии Генерального штаба, павшим при исполнении служебного долга». Скульптор К. В. Изенберг, архитектор А. И. фон Гоген, 1909 г

Гипсовый макет проекта памятника «Стерегущему» Изенберг представил лично Николаю II летом 1908 года. Возможно, что идею композиции с двумя матросами, открывающими кингстон, скульптор почерпнул из рисунка художника И. И. Крылова, опубликованного в 1904 году в одном из выпусков альбома «Русско-японская война на суше и на море». Император утвердил проект, и с Изенбергом был заключен договор на изготовление памятника.

Рисунок художника И. И. Крылова во II выпуске альбома «Русско-японская война на суше и на море», 1904 г

Однако, когда работа над созданием мемориала уже вовсю велась, специалистам Морского генерального штаба удалось установить детали гибели корабля. Это расследование показало, что история с отдраенными кингстонами была фольклорного происхождения. «Стерегущий», как выяснилось, ушел под воду не из-за действий нижних чинов, а в результате полученных пробоин ниже ватерлинии. (Что, конечно же, ни в коем случае не умаляло героизм моряков!) Об этом в апреле 1910 года было доложено императору, которому также задали вопрос: как теперь «позиционировать» памятник? Либо как дань памяти самопожертвованию матросов, изображённых на нем, либо как мемориал, прославляющий героическую гибель гордого миноносца? Николай II выбрал второе.


Официальное открытие памятника «Стерегущему» состоялось 10 (23) мая 1911 года и стало значительным событием в жизни российской столицы. В тот день по Каменноостровскому проспекту торжественным маршем прошлись гвардейцы.

В акватории Невы состоялся морской парад, в котором принял участие новый корабль, получивший имя героического миноносца.

За всем этим наблюдала августейшая особа императора, а вместе с ней председатель совета министров П. А. Столыпин, недавно назначенный морским министром адмирал И. К. Григорович и председатель III Государственной думы М. В. Родзянко.

На мероприятие также была приглашена Капитолина Николаевна Макарова - вдова прославленного адмирала, погибшего всего через месяц после «Стерегущего». В почетном карауле у мемориала стоял один из четырех матросов миноносца, выживших в этом страшном бою, – кочегар 1-й статьи Алексей Осинин.

Церемония открытия памятника «Стерегущему» в присутствии Николая II

В Петербурге сразу приняли и полюбили памятник. Рассматривая его, особо отмечали бронзовые струи воды, изливающиеся из кингстона, которые так мастерски исполнил Изенберг.

Но в советское время решили, что «Стерегущему» нужно добавить зрелищности еще больше. Поэтому к мемориалу подвели трубы и превратили его в парковый фонтан… В таком виде – с льющейся из кингстона водопроводной водой – памятник просуществовал с перерывами с 1930-х до начала 1970-х годов, пока вода не стала угрожать его разрушению. Только после этого фонтанная система была демонтирована.


Однако сам автор ничего этого уже не увидел. Взлетев на гребень славы после феерического открытия «Стерегущего», он вскорости уехал в Европу, где с ним произошло роковое ЧП - на первый взгляд незначительное, но, к сожалению, приведшее к фатальным последствиям. Прогуливаясь однажды по улицам английской столицы, как позже описывал трагедию журнал «Исторический вестник», Изенберг поскользнулся и серьезно ушиб колено. Не обратив на травму должного внимания, скульптор вернулся в Петербург и погрузился в водоворот организационных мероприятий, связанных с открытием Царскосельской выставки. Колено продолжило болеть и опухать, что привело к гангрене. От предложенной ампутации Изенберг отказался и умер от заражения крови.


В результате большое количество замыслов мастера осталось нереализованным. В том числе и памятник адмиралу Макарову, заказ на который ему планировало передать Военное министерство. К сожалению, немногочисленные скульптурные работы, которые он успел выполнить, далеко не всегда ожидала счастливая судьба. Тот же памятник «Питомцам Академии Генерального штаба, павшим при исполнении служебного долга» был демонтирован и разрушен во второй половине 1930-х годов.


Примечательно, что будущий академик и отец советской атомной бомбы – Игорь Васильевич Курчатов – в 1929-1931 годах, выходя из дома, упирался взглядом в фигуру женщины с ребенком на руках, которая на своей спине несла огромный крест. Это была скульптура Изенберга, стоявшая в подворотне доме 57 по Каменноостровскому проспекту, в котором жил не только Курчатов, но еще и вдова и сын скульптора. Она называлась «Тяжелый крест» и была выполнена давно скончавшимся мастером для русской выставки в Лондоне еще в 1906 году. Покинуть же Богом забытую подворотню этой скульптуре удалось только в 1939 году, когда ее перевезли на музейное хранение. Ныне «Тяжелый крест» хранится в фондах Государственного музея истории Религии.


Скульптура «Тяжелый крест», К. В. Изенберг, 1906 г.

Что касается соавтора Изенберга по «Стерегущему» – замечательного архитектора А. И. фон Гогена – то ему суждено было пережить скульптора всего на три года. Жизнь А. И. фон Гогена оборвалась не менее драматично. Но это уже другая печальная история.


Почтить память героического миноносца «Стерегущий» и подробно поговорить об истории монумента можно во время индивидуальной пешеходной экскурсии по Петроградской стороне.