• Вадим Дроздов

Как Диоскуры место сфинксам уступили


Воробьев М. Н. «Набережная Невы у Академии художеств. Вид пристани с египетскими сфинксами днем». 1835. ГРМ.

Удивительно, но на Университетской набережной вместо знаменитых сфинксов могли стоять укротители коней Клодта, ныне украшающие Аничков мост.


Пристань перед Академией художеств задумали оформить в 1830 году. Первый проект, подготовленный инженером Егором Адамом, предусматривал лаконичный спуск к Неве без скульптурных украшений, по аналогии с пристанью у Кунсткамеры. Однако против этого выступил архитектор Константин Тон, взявшийся за доработку проекта. «Спуску у Кунсткамеры могут уподобляться некоторые пристани по Мойке, Екатерининскому каналу и Фонтанке, между тем как на Неве-реке требуется пристань гораздо величественнее и приличнее к огромному Академическому зданию», - заявил он. Константин Тон предложил свой проект в античном стиле, предусматривающий установку скульптур Диоскуров, грифонов и бронзовых светильников.


Проект пристани. К. Тон. 1831 год

Не появились же на набережной Невы бронзовые укротители коней по причине самой банальной – финансовой. Скульптор - барон Петр Клодт - оценил свою работу в 425 тысяч рублей. Эта сумма оказалась просто неподъёмной для Академии художеств.


Пришлось заказчику искать более бюджетное решение. И оно вскоре нашлось: путешественник Андрей Муравьев (младший брат подавителя Польского восстания Михаила Муравьева-«вешателя» и основателя первой декабристской организации «Союз Спасения» Александра Муравьева) предложил российской казне приобрести настоящих египетских сфинксов, выполненных из розового асуанского гранита. На одного из них он натолкнулся в Александрии, совершая паломническую поездку в Египет. Этот памятник древности был выставлен на продажу вместе с другим сфинксом, тогда еще стоявшем на исторической родине – в Фивах, у поминального храма фараона Аменхотепа III.


Свое предложение Муравьев отправил в Константинополь российскому послу графу Александру Рибопьеру. Однако сделку едва не погубила легендарная русская бюрократия. Так, Рибопьер переслал предложение Муравьева министру иностранных дел графу Карлу Нессельроде в Петербург. Тот в свою очередь послал его на согласование Николаю I, находящемуся с визитом в Пруссии. Император же велел связаться с российской столицей и выяснить мнение президента Академии художеств Алексея Оленина. Положительный отклик Оленина был прислан императору в Германию, где Николай I и согласовал сделку, о чем далее по инстанциям через Петербург было доведено до сведения Рибопьера в Константинополе.


Но к этому времени сфинксы были проданы. Их уже готовили к отправке в Марсель новому французскому владельцу. И тут, на наше счастье, во Франции в июле 1830 года вспыхнула Вторая французская революция. В результате сфинксы были перепроданы в Россию и отправились не в Марсель, а в Кронштадт. Императорская казна заплатила за них 64 тысячи рублей, а транспортировка древних памятников на итальянском судне "Буэна Сперанца" ("Добрая надежда") стоила не дороже 28 тысяч рублей.


Во время перевозки все же не обошлось без чрезвычайных происшествий. При погрузке на судно один из сфинксов упал на палубу и получил незначительные повреждения.


Доставленные в Петербург шедевры Древнего Египта два года простояли во внутреннем дворе Академии художеств. И только в апреле 1834 года их вознесли на пьедесталы, выполненные из финского гранита рапакиви, на каждом из которых позже была высечена надпись: "Сфинкс из древних Фив в Египте перевезен в град святаго Петра в 1832 году".


Гефтлер К. Э. «Сфинксы на набережной Невы». 1894. Частная коллекция

Благодаря мифическим существам с более чем трехтысячелетней историей образ Петербурга стал еще загадочнее и романтичнее. Что так блистательно отметил Валерий Брюсов в своем стихотворении «Александрийский столп»:


… И через кровли низких зданий,

Все озирая пред собой,

Ты видишь в сумрачном тумане

Двух древних сфинксов над Невой.


Глаза в глаза вперив, безмолвны,

Исполнены святой тоски,

Они как будто слышат волны

Иной, торжественной реки.


Для них, детей тысячелетий,

Лишь сон - виденья этих мест,

И эта твердь, и стены эти,

И твой взнесенный к небу крест.


И видя, что багряным диском

На запад солнце склонено,

Они мечтают, как, - давно, -

В песках, над павшим обелиском,

Горело золотом оно.


Полюбоваться на сфинксов и познакомиться с их удивительной историей Вы сможете во время большой индивидуальной обзорной экскурсии по Петербургу.