• Вадим Дроздов

Павел Первый, рождающий мифы


Павел Первый, пожалуй, - самый мифологизированный российский император. В создании некоторых легенд о себе он участвовал лично. Причем как невольно, так и осознанно.


Одна из самых популярных историй, без которой не обходится ни один экскурс в атмосферу мистического Петербурга, повествует о ночной прогулке наследника престола Павла Петровича вдоль набережной Невы. Сопровождали его князь Куракин и пара слуг. Как гласит легенда, на подходе к Адмиралтейству их обогнал неизвестный в плаще, который затем оглянулся и пристально посмотрел на цесаревича. А тот обомлел, так как узнал в незнакомце своего великого прадеда – Петра Первого. Основатель Петербурга с печалью посмотрел в глаза правнуку, покачал головой и произнес: «Павел, бедный Павел, бедный князь». Затем фигура в плаще растворилась в темноте. А бледный-бледный Павел еще долго приходил в себя, переживая увиденное. Причем, кроме Павла Петровича, как выяснилось, таинственного незнакомца больше не заметил никто. После этого великий князь, дескать, и посоветовал матушке Екатерине Второй выбрать именно это место для установки «Медного всадника».


Примечательно, что если «Медного всадника» привязал к этой легенде народный фольклор, то сама история о встрече с призраком была рассказана лично Павлом Петровичем. Произошло это в Брюсселе, во время путешествия, которое наследник престола и его супруга Мария Федоровна совершали по Европе инкогнито, под видом графа и графини Северных (Du Nord). Этот рассказ, адресованный узкому кругу приближенных, зафиксировала в своих воспоминаниях одна из слушательниц - баронесса д’Оберкирх.


Современники и последующие поколения отнеслись к этой истории крайне серьезно. Одни уверовали в мистицизм Павла Первого и в его сверхспособности общаться с существами «тонкого» мира. Другие же на этом основании сделали вывод о психических отклонениях императора. Но, правы ли они?


Несколько лет назад в свет вышла замечательная книга ученого секретаря музея-заповедника «Павловск» Л. В. Коваль «Жизнеописание императора Павла Первого». В ней автор обращает внимание на то, что история эта была рассказана великим князем вечером, за столом, в веселой компании, настроенной на развлечения и шутки. Очевидно, что Павел Петрович рассказывал «эту страшилку» исключительно на забаву общества. К тому же, делал это в отсутствии Марии Федоровны, которая могла не оценить подобное баловство супруга. Тогда у него не было никаких мистических настроений, поскольку он переживал самый счастливый период своей жизни.


При этом д’Оберкирх описывает и разговор, который чуть позже состоялся у нее с цесаревичем в Амстердаме. В нем Павел Петрович интересуется, хорошо ли он всех провел, когда рассказал эту небылицу? Он утверждает, что хотел посмеяться, предлагая и самой баронессе позабавиться придуманной им историей ради смеха. Просит только не пугать жену. На что д’Оберкирх отвечает, что никому рассказывать не будет, подчеркивая свое крайне серьезное отношение к шутке великого князя.

После этого, как пишет д’Оберкирх, Павел Петрович еще дважды или трижды поднимал эту тему в разговоре с ней, пытаясь убедить баронессу, что рассказанная история была шуткой. Но эти попытки великого князя были безуспешными.


И встает вопрос: не появился ли знаменитый миф о «Бедном Павле» из-за того, что у баронессы д’Оберкирх напрочь отсутствовало чувство юмора?



Еще одна популярная легенда павловского периода связана с решением императора о строительстве Михайловского замка, названного во славу архистратига Михаила – предводителя небесного воинства. Павел Первый считал архангела Михаила своим покровителем, поскольку в канун Михайлова дня он взошел на престол.


Замок, как известно, был построен на месте Летнего дворца Елизаветы Петровны, где Павел Петрович появился на свет. Легенда гласит, что часовому, стоящему на посту у этого дворца, было видение. Пред ним в сиянии предстал архангел Михаил и заявил, что на этом месте нужно поставить храм. О случившемся было доложено императору и тот воскликнул: «Я поставлю не только храм, но и замок».


Теперь самое интересное: не исключено, что инициатором создания этой легенды являлся сам Павел Первый, или кто-то из его ближайшего окружения. Поскольку вскоре выяснилось, что тем самым часовым был никто иной, как двоюродный брат камердинера императора.


Легенда, кстати, появилась очень вовремя. Надо же было объяснить жителям столицы, для чего императору потребовался еще один дворец, который стал самой дорогой постройкой России XVIII века.


Более подробно о судьбе императора Павла Первого мы можем поговорить во время обзорных автомобильных и пешеходных экскурсий по Петербургу, а также во время пригородных экскурсий в Павловск и Гатчину.