• Вадим Дроздов

Запутанная судьба Михайловского дворца


В истории Михайловского дворца есть интересный случай. Будучи государственным, однажды он был «приватизирован» частным лицом, причем вопреки воле императора.


Этот дворец возвели по инициативе Павла Первого для его младшего сына – великого князя Михаила Павловича. Строительство велось шесть лет уже при Александре Первом, и было завершено как раз к его кончине. Так, 30 августа 1825 года Александр Первый присутствовал в нем на балу по случаю новоселья брата, 1 сентября отбыл в Таганрог, а оттуда уже вернулся в гробу.


Здесь жил Михаил Павлович со своей супругой Еленой Павловной, а затем хозяйкой во дворце стала единственная из пятерых дочерей великого князя, пережившая своих родителей – Екатерина Михайловна. Она же, в свою очередь, завещала дворец в пользу своих детей. Однако, интрига состояла в том, что дворец ей не принадлежал! Резиденция была собственностью императорского дома. Есть версия, что даже не существовало официальных бумаг, дающих право великой княгине проживать в этом дворце. Просто так сложилось, что она продолжила его занимать после смерти своих родителей.


Как описывает в своих воспоминаниях Сергей Юльевич Витте, в то время министр финансов, пикантная ситуация возникла из-за того, что будучи на смертном одре, Екатерина Михайловна попросила подписать свое завещание приехавшего проститься с ней императора Александра Третьего. Тот, узнав, что текст завещания составлял обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев, профессионализму которого царь полностью доверял, поставил автограф не глядя. И лишь когда завещание вступило в силу, узнал, что в нем содержалось распоряжение касательно Михайловского дворца.


Александр Третий был очень рассержен на Победоносцева - своего бывшего учителя. В высшем обществе знали, что тот водил дружбу с Екатериной Михайловной. Гостил с супругой летом у нее в Ораниенбауме. Поэтому мотивация, подвигнувшая его - профессора гражданского права - допустить такую оплошность, вызывала вопросы.


Но больше всего Александра Третьего возмущало то, что один из самых известных дворцов в центре российской столицы отходил подданным других стран, причем лютеранской веры. Младший сын Екатерины Михайловны - Михаил Георгиевич - был Мекленбургским герцогом (как и его старший брат – Георгий Георгиевич, лишенный наследства из-за морганатического брака), а дочь - Елена Георгиевна, - после замужества стала Саксен-Альтенбургской принцессой.


Пересматривать завещание двоюродной тетки, собственноручно утвержденное, Александр Третий счел недопустимым. Поэтому историю замяли, официально признав, что резиденция была передана Михаилу Павловичу в потомственное владение. Но император все равно решил вернуть дворец в казну, договорившись о его продаже с наследниками Екатерины Михайловны. Он планировал разместить здесь Ксениинский институт благородных девиц, создаваемый к бракосочетанию его дочери. Однако, это учебное заведение в итоге заняло Николаевский дворец, который пришлось выкупать у наследников великого князя Николая Николаевича, запутавшихся в долгах. А через полгода после ухода из жизни Екатерины Михайловны император Александр Третий скончался.


Тем не менее Михайловский дворец казна все же приобрела. Это произошло в январе следующего года уже по воле Николая Второго. И в этой знаковой для Петербурга резиденции он увековечил имя отца, открыв в ней Русский музей императора Александра Третьего.


Более подробно судьбу Михайловского дворца мы можем обсудить во время обзорной автомобильной или пешеходной экскурсии по Петербургу.