• Вадим Дроздов

Роковая дуэль Грибоедова


24 ноября 1817 года на южной окраине Петербурга - Волковом поле – прозвучал выстрел, навсегда изменивший судьбу А.С. Грибоедова.


К тому времени будущий знаменитый драматург уже пять месяцев как служил в Коллегии иностранных дел. За плечами у него был благородный пансион, московский университет и служба в гусарском полку.


Дипломатическую науку Грибоедов усваивал без особого рвения: его основные помыслы были связаны с литературой. Однако одаренность молодого дипломата уже успело оценить его начальство. Грибоедов был блестящим полиглотом (к концу жизни он выучит девять языков). Его отличали острый ум и великолепное образование, полученное на трех университетских факультетах. Все это позволяло претендовать на стремительную карьеру при ведущих российских диппредставительствах в Европе. Но все сложилось иначе.


В Петербурге он проживал тогда на квартире своего приятеля Александра Завадовского в доме на углу Невского проспекта и Большой Морской улицы. Завадовский, известный в столице повеса, которого за его манеры называли «англичанином», активно проматывал состояние своего отца – бывшего фаворита Екатерины Второй. Грибоедов также вел светский образ жизни. Был увлечен театром. И в один из вечеров, после представления, за кулисами столкнулся с танцовщицей Авдотьей Истоминой. Эта звезда сцены в те годы покорила сердца многих представителей аристократии Петербурга. Даже А.С. Пушкин в «Евгении Онегине» посвятил ей неравнодушные строки:


«Блистательна, полувоздушна,

Смычку волшебному послушна,

Толпою нимф окружена,

Стоит Истомина; она,

Одной ногой касаясь пола,

Другою медленно кружит,

И вдруг прыжок, и вдруг летит,

Летит, как пух от уст Эола;

То стан совьет, то разовьет,

И быстрой ножкой ножку бьет».


В обществе все знали, что танцовщица была не свободна – она находилась на содержании кавалергарда Василия Шереметева. Но при встрече с Грибоедовым, с которым Истомина была знакома, она заявила, что накануне рассталась со своим покровителем и готова к новым впечатлениям. Этим и воспользовался Грибоедов, увезя танцовщицу к себе на квартиру. При этом старался он вовсе не для себя: о близком знакомстве с Истоминой давно мечтал его приятель Александр Завадовский.


Таким образом, благодаря Грибоедову, Завадовский получил, как минимум, романтический вечер, а то и, как уверяли светские сплетники, - пару дней наслаждений. Но в итоге все обернулось трагедией. Через некоторое время о поступке Грибоедова узнал Шереметев, не считавший размолвку с Истоминой причиной для расставания. И, подстрекаемый корнетом уланского полка Александром Якубовичем, будущим декабристом, он заявился на квартиру к Грибоедову и Завадовскому для выяснения отношений, после чего вызвал последнего на поединок.


Секундантами дуэлянтов, естественно, стали Якубович и Грибоедов. Но затем произошел казус с самими секундантами. Вместо того, чтобы первым делом постараться примирить стороны, они сами рассорились и тоже решили стреляться. Видимо, сказались их давние размолвки, поскольку оба знали друг друга с детства, со времен учебы в благородном пансионе при московском университете. Якубович был вспыльчив и отличался бесстрашием – позже о том, как на войне он устрашал горцев, будут слагать легенды. Грибоедов, по словам знавших его людей, также имел крутой нрав. Ну а поскольку секунданты приняли решение выяснять отношения, то обычная дуэль превратилась в так называемую «четверную».


Стреляться договорились на Волковом поле на очень жестких условиях – с шести шагов. Первым должен был произойти поединок между Шереметевым и Завадовским. И он закончился трагически. Шереметев выстрелил на подходе к барьеру, но промахнулся, оторвав пулей воротничок сюртука противника. Рука Завадовского, стрелявшего вторым, не дрогнула. Шереметев получил смертельное ранение в живот и через сутки скончался. Секундантам свою дуэль пришлось отложить.



Поединок Шереметева и Завадовского наделал в Петербурге много шума. Дуэли были запрещены. Участников ждала суровая кара со стороны императора. Но старик Шереметев, отец Василия, лично заступился перед Александром Первым за участников дуэли. Он посчитал, что его сын был неправ, поскольку бросил вызов не из-за благородной дамы, а из-за какой-то «танцовки».


За графа Александра Завадовского, помятуя «заслуги» его отца, и так было кому похлопотать, поэтому дуэлянта просто выслали из страны. Якубович, который был уже у властей «в черном списке» отправился на Кавказ: гвардейского корнета перевели прапорщиком в армию в Нижегородский драгунский полк. А Грибоедов был вынужден согласиться на предложение, которое ранее и рассматривать бы не стал: отбыть с дипломатической миссий в Персию. «Представь себе, что меня непременно хотят послать, куда бы ты думал? - В Персию, и чтоб жил там. Как я ни отнекиваюсь, ничто не помогает…», - жаловался Грибоедов другу Степану Бегичеву в апреле 1818 года. А в августе он отбыл в Тегеран.


По пути в Персию, в Тифлисе, Грибоедов встретился с Якубовичем, и они сошлись в поединке. Якубович, стрелявший первым, ранил соперника в кисть левой руки, повредив ему мизинец.


Именно по этому искореженному мизинцу тело Грибоедова и было опознано после того, как 30 января 1829 года он погиб страшной смертью в Тегеране. Тогда толпа религиозных фанатиков ворвалась на территорию российской дипмиссии и в буквальном смысле растерзала наших дипломатов.


И кто знает, как бы сложилась судьба Грибоедова, если бы не повстречалась ему тогда, в ноябре 1817 года, танцовщица Истомина.


На пешеходной экскурсии "Золотой треугольник Санкт-Петербурга" Вы сможете увидеть здания, в которых жил и работал знаменитый драматург.