• Вадим Дроздов

Труба каналу - не дело!

Обновлено: 3 окт.


Проект преобразования Екатерининского канала в проспект императора Александра II

Можно ли представить Петербург без канала Грибоедова (бывшего Екатерининского)? Однако этой водной артерии город едва не лишился еще в дореволюционный период.


Так, в 1869 году Александром II был одобрен «в общих чертах» проект засыпки канала, проложенного за 100 лет до этого в эпоху Екатерины II, и сооружения на его месте проспекта имени правящего императора. Автором этой идеи выступил инженер-полковник Н. Мюссард, который привлек к проекту архитектора Н. Л. Бенуа и инженер-технолога А. Ф. Бурова.


Мюссард рассматривал Екатерининский канал исключительно как источник проблем для российской столицы. Он отмечал, что стоячая грязная вода способствует распространению инфекции, горбатые мосты затрудняют движение, а в гололед и ненастную погоду калечат людей и лошадей. Узкие же набережные постоянно грозят обрушением. При этом общее содержание канала требует значительных затрат.


По мнению автора, предлагаемый им проект должен был в корне изменить ситуацию. Город получил бы новую широкую магистраль, дублирующую Садовую улицу и способную решить многие транспортные проблемы. На проспекте императора Александра II предполагалось проложить конно-железную дорогу, организовать бульвары. Его также планировали «оживить» бронзовыми бюстами августейших предков царствовавшего монарха, «украсить… киосками, фонтанами, скамейками и проч.».


При этом некоторые мосты с уничтоженного канала должны были быть демонтированы и перевезены на новое место. К примеру, Львиный мостик планировалось установить на набережной Мойки.


Мюссард и его сторонники считали, что засыпка канала не только важна в стратегическом плане для развития столицы империи, но также будет иметь ключевое социальное значение. Как отмечал в 1871 году еженедельник «Всемирная иллюстрация», «проспект Императора Александра II, пройдя по самой населенной и промышленной, теперь заселенной беднейшими классами жителей и наполненной разными трущобами, части города, принудит, по необходимости, все вертепы разврата и подонки столичного населения переселиться на окраины города, что принесет громадную пользу не только для внешнего вида Петербурга, но и для улучшения его гигиенических условий».


Проект, разработанный Мюссардом, Бенуа и Буровым, обсуждался в Петербурге в течение трех лет. Однако, по счастью, городская Дума в итоге столь радикальную идею отклонила, предпочтя засыпку канала его благоустройству. И хотя Екатерининский канал так и не стал проспектом, носящим имя Александра II, но все же затем навеки оказался связанным с судьбой этого императора. Ведь именно на его набережной 1 марта 1881 года Александр II и получил смертельное ранение от террориста Гриневицкого.


Когда же в том трагическом месте, где произошло покушение, уже достраивался Спас-на-Крови, в обществе вновь стали обсуждать идею засыпки канала. В 1903 году на этот амбициозный проект самонадеянно замахнулся городской голова (глава городского самоуправления) П. И. Лелянов. Петербургская Городская управа под его началом постановила заключить канал в трубу, устроить проспект, а гранит с разобранных набережных отправить на городские стройки. Однако Лелянов большую часть жизни торговал мехом, а, следовательно, компетентностью в технических вопросах не отличался. В результате попытка городского головы закончилась фарсом – публикацией фельетонистки Тэффи в «Биржевых ведомостях» басни «Лелянов и канал»:


Свой утренний променад однажды совершая,

Лелянов как-то увидал

Екатерининский канал.

И говорит: «Какая вещь пустая!

Ни плыть, ни мыть, ни воду пить.

Каналья ты, а не канал.

Засыпать бы тебя, вот я б чего желал».

Так думал голова, нахмурив мрачный лоб,

Вдруг из канала вынырнул микроб

И говорит: «Остерегись, Лелянов,

Ты от таких величественных планов…»


Над этими строчками тогда смеялся весь город. Для Лелянова же критичнее всего оказалось то, что среди смеющихся был и Николай II.


Шутки шутками, но мы должны быть благодарны судьбе за то, что она сохранила эту ключевую для Петербурга водную артерию. И что мы сегодня, как и Пушкин, можем «перешед чрез мост Кокушкин», опереться … о гранит. И остановившись где-нибудь на набережной в верхнем течении канала, ловить в его водах отражение Спаса-на-Крови.


Подробно об истории Екатерининского канала мы можем поговорить в рамках пешеходных и обзорных экскурсий по Петербургу.