• Вадим Дроздов

Затеи Екатерины Великой


Екатерина Вторая была креативной личностью. Тяга к творчеству у нее проявилась еще в великокняжеские времена, когда возможности будущей императрицы были сильно ограничены.


Так, летом 1757 года в Ораниенбауме, принадлежавшем ее супругу – великому князю Петру Федоровичу, она задумала провести грандиозный праздник. Архитектор Антонио Ринальди получил задание тайно в лесу построить гигантскую колесницу, на которую могло бы уместиться 60 музыкантов. Придворный капельмейстер Франческо Арайя по заказу Екатерины Алексеевны сочинил оперу на стихи итальянского поэта, которая и должна была стать прологом для торжества.


Вечером 17 июля в Ораниенбаум из Петергофа, где летом находился двор, а также из Петербурга съехался весь бомонд во главе с его высочеством Петром Федоровичем. (Ему официально и посвящался праздник, задуманный супругой).

После исполнения оперы, поздно вечером, гости были приглашены в верхний сад. Этот сад, с размахом спланированный Ринальди, был особым предметом гордости Екатерины Алексеевны. На него уходили все деньги великой княгини, поэтому лейб-хирург Гийон, страдавший от недофинансирования, считал, что архитектора за это следует «повесить на входных воротах».


Гостей под открытым воздухом рассадили за богатый стол, украшенный тысячами восковых ламп. А после подачи первого блюда был поднят занавес, установленный напротив столов. За ним все увидели перспективу длинной, ярко иллюминированной аллеи, по которой двигались 24 вола, тащившие на себе колесницу с музыкантами и певцами, построенную Ринальди. Волы были украшены венками и гирляндами, процессию окружали танцоры и танцовщицы.


После завершения музыкально-развлекательной программы занавес опустился, и гостям подали второе блюдо. Но на этом «чудеса» не закончились – вскоре скоморох объявил бесплатную и беспроигрышную лотерею. И каждый из гостей получил какой-нибудь подарок: фарфоровую статуэтку, перчатки, ленту, веер и прочее. Стоимость этих подарков доходила до 100 рублей.


Став императрицей, Екатерина Вторая упомянула об этом празднике в своих «Автобиографических записках». И хотя она напутала с годом, когда происходило это событие, но четко указала, что на праздник потратила до 15 000 рублей – половину от своего годового дохода. Но о деньгах Екатерина Алексеевна нисколько не пожалела, ибо подарки и представление всем пришлись по вкусу. Как она написала: «…в этот день у меня нашли качества, которых за мною не знали, и я обезоружила моих врагов. Это и было моей целью».


В зрелые годы Екатерина Вторая также не утратила своей любви к творчеству, особенно к литературному. Обладая удивительной работоспособностью, она большую часть своего трудового дня, который начинался в 5-7 часов утра, могла провести за рабочим столом. Любимым жанром императрицы был эпистолярный: друзей по переписке она имела по всей Европе, включая философов Дидро и Вольтера.

Екатерина Вторая любила сочинять сказки, рассказы, либретто для придворных праздников. Но особое удовольствие императрица получала от написания пьес, в основном – комедийных. В своих комедиях и фарсах императрица обличала общественные пороки, а также масонское движение, с которым она в 1780-х годах начала непримиримую войну.

В январе 1786 года из-под пера Екатерины Второй вышла первая комедия против масонства – «Обманщик», где в главном герое — Калифалкжерстоне – все узнали известного масона и авантюриста графа Калиостро, посещавшего Петербург в 1780 году.


Доставалось в комедийных пьесах и людям из ближайшего окружения императрицы – например, статс-даме, директору Санкт-Петербургской Академии наук Екатерине Дашковой, к которой, во вторую часть своего правления, Екатерина Вторая стала охладевать из-за независимого характера бывшей подруги. Так, 28 октября 1788 года Петербург взбудоражила история о чрезвычайном происшествии, случившемся в загородном имении Кирьяново, хозяйкой которого была Дашкова. В этот день две голландские свиньи ее соседа, сенатора Нарышкина, с которым Дашкова вела тяжбу из-за 5 аршин земли, зашли на ее любимый цветник, потоптали его и уничтожили 6 горшков по 6 рублей каждый. За это преступление бедных животных постигло несоразмерное наказание: гуманистка Дашкова приказала приговорить их «к высшей мере наказания» на собственной конюшне.

Отношения между соседями и до этого случая были хуже некуда. Как вспоминал статс-секретарь императрицы Александр Храповицкий, если они усаживались рядом, то отворачивались друг от друга, составляя «двуглавого орла». Потеря же домашних любимцев привела Нарышкина в негодование, а потому он долго затем восклицал при дворе вслед Дашковой: «Она еще в крови после убийства моих свиней!».

Примечательно, что это дело дошло до суда, который обязал княгиню Дашкову выплатить пострадавшей стороне 80 рублей компенсации.

После этого Екатерина Вторая не сдержалась и написала пьесу «За мухой с обухом», где герои скандала легко могли себя узнать в главных действующих лицах - Постреловой и Дурындине. Спектакль, поставленный на подмостках императорского Эрмитажного театра, был, естественно, с большим успехом принят придворной публикой. По слухам, слуги на премьере держали за руки Дашкову и Нарышкина, чтобы они не вскочили и прямо в партере не начали выяснять отношения.


Более подробно о талантах Екатерины Второй я готов рассказать вам во время индивидуальной экскурсии в Ораниенбаум. По пути в этот пригород мы также проедем усадьбу Кирьяново, где и произошла знаменитая история, описанная в пьесе «За мухой с обухом».