• Вадим Дроздов

Царское Село Иннокентия Анненского


«Среди миров, в мерцании светил

Одной Звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я Её любил,

А потому, что я томлюсь с другими.


И если мне сомненье тяжело,

Я у Неё одной ищу ответа,

Не потому, что от Неё светло,

А потому, что с Ней не надо света»


Эти гениальные строчки были рождены в Царском Селе Иннокентием Анненским в апреле 1909 года - всего за 8 месяцев до смерти поэта на ступенях Витебского (тогда Царскосельского) вокзала в Петербурге от разрыва сердца.


Примечательно, что официальный поэтический дебют Анненского случился немногим ранее – в 1904 году, когда увидел свет его первый сборник стихов «Тихие песни», подписанный псевдонимом «Ник. Т – о». Александр Блок, прочитав его, назвал автора «многообещающим молодым поэтом». Не знал Блок, что дебютанту тогда уже было неполных 49 лет.


Выпускник историко-филологического факультета Петербургского университета, Иннокентий Анненский всю жизнь занимался преподавательской деятельностью. Десять лет он был директором знаменитой Царскосельской мужской классической гимназии. Владея 14 языками, Анненский обучал гимназистов русскому и древним языкам, истории античной литературы и теории словесности. Среди его учеников - Николай Гумилев и Всеволод Рождественский.


Истинной страстью Иннокентия Анненского была античность. В его учебном заведении стены украшали фрески на древнегреческие сюжеты, а гимназисты разыгрывали пьесы Софокла на языке оригинала.

Сам Анненский с 1890-ых годов занимался переводом античных авторов. Именно он первым перевел всего Еврипида - одного из крупнейших драматургов своего времени, - а через десять лет и сам стал сочинять пьесы в древнегреческом духе. Даже название своего первого стихотворного сборника Анненский позаимствовал у Гомера: «Никто» - именно под таким именем Одиссей представился великану Полифему.


В 1906 году Анненский был уволен с должности директора гимназии. Многие связывали это с мягкостью, которую он проявлял к учащейся молодежи в период первой русской революции. Однако отставка позволила ему сфокусироваться на творческой работе, ближе сойтись с литераторами и стать одним из организаторов знаменитого журнала «Аполлон».


Почти до самой смерти Анненский работал окружным инспектором и до последнего дня продолжал выступать с лекциями. Именно тогда, когда из Царского Села он торопился в Петербург в Общество классической филологии, где планировал прочитать доклад, и не выдержало сердце поэта.



Иннокентий Анненский оставил в Царском Селе заметный след. Во многом ему мы обязаны тем, что Лицейский сад ныне украшает великолепный памятник, который изображает А.С. Пушкина, отдыхающего на парковой скамье. В 1899 году, когда на конкурсной основе выбирали проект, у этой скульптуры Роберта Баха нашлось много противников из-за простоты композиции. Анненский был одним из тех, кто смог увидеть значительно большее за лаконичной простотой, и доказать правильность своего выбора. А на следующий день после закладки памятника, 27 мая 1899 года, Анненский выступил с речью «Пушкин и Царское Село». Это выступление происходило в Китайском театре на территории Александровского парка (недалеко от изображенного на верхнем снимке места). Его он закончил словами о том, что «…Пушкин снова будет глядеть на свои любимые сады, а мы, любуясь им, с нежной гордостью повторять: Он между нами жил».


Анненский сам отбирал цитаты, размещенные на постаменте памятника. Накануне его открытия, 15 октября 1900 года, Анненскому показалось, что каменщики ошиблись при выбивании одной из цитат. В полпятого утра он, в крайнем волнении, прибежал в Лицейский сад и успокоился только тогда, когда убедился в корректности текста. В тот же день, но уже после открытия памятника, поэту вновь пришлось встать грудью на его защиту. Один из великих князей заявил, что скульптура получилась слишком темной, и ее нужно покрасить в «более веселый цвет». Анненскому удалось перевести обсуждение этой идеи в ироничное русло, сделав предложение перекрасить вместо памятника скамейки. Это, в результате, и было сделано. Роберт Бах, скульптор, долго потом благодарил за это Иннокентия Анненского.


Любимым местом поэта в Царском Селе был Екатерининский парк, где он часто искал уединения. Его обычный маршрут пролегал от Эрмитажной кухни, мимо Камероновой галереи к Китайской беседке. (Эти доминанты парка можно увидеть во время экскурсий «Царскосельская классика» и «Царское Село: известное и неизвестное»). После этого поэт любил долго прогуливаться по одной из уединенных аллей, которая в те времена даже негласно называлась его именем.


Переехав в Царское Село, Иннокентий Анненский никогда ему не изменял. И не случайно, что Николай Гумилев в стихотворении, посвященном памяти учителя, написал:

«…Был Иннокентий Анненский последним

Из царскосельских лебедей…».